Острова Гавайи

Цель – острова Гавайи. После внутриевропейских перелетов регистрация в CDG на рейс в США выглядит совершенно нетривиально. Все полтора часа пребывания в аэропорту я стояла во всевозможных очередях и проходила всевозможные виды контроля. Меня проверяли на соответствие документам и каким-то спискам, спрашивали цель визита, отпускали, забывая вернуть то половину документов, то билеты.

Особенно меня тронула очередь на рамочку перед вылетом. Очевидно, что терминал 1 CDG совершенно не предназначен для такого наплыва народа: сразу за эскалатором в помещении 7х7 метров толпятся пассажиры двух трансконтинентальных Боингов. Дальше – веселее. Агенты безопасности хотят ускорить процесс проверки и поэтому отчаянно друг другу мешают.

У меня одновременно забрали документы, позвали на потрошение сумки и начали ощупывать. В итоге стою я босиком, меня щупают, я вырываюсь и ору то по-английски, то по французски: «верните мои билеты!» и «эй! это мой ноутбук». Все закончилось благополучным воссоединением меня с вещами.

Самолет огромен и забит до отказа (как говорят французы, plaine à craquer). В каждом ряду по 9 кресел, я сижу почти у окна. Лететь приятно: ноги не упираются, плед есть, можно смотреть либо фильм, либо интерактивную карту маршрута и данные о полете на персональном экране (мне больше нравится карта). Кормят тоже неплохо.

Прилетаем в Вашингтон, и я начинаю подозревать, что беспорядок и неорганизованность в СDG были диверсией, направленной на дискредитацию светлого образа штатов. В Вашингтоне все четко и понятно организовано. Несмотря на то, что нужно пройти паспортный контроль, заново сдать отпечатки пальцев, сфотографироваться, забрать багаж, пройти таможенный контроль и рамочку, вопросов не возникает.

Точнее, возникали, но не у меня – служащих поразили размеры моей сумки – если из нее вынуть ноутбук, она поменьше тех, что берут в ручную кладь. Пока стояла в очереди, успела сотню раз просмотреть объявление о том, что нужно делать по приезду. Поскольку требовали задекларировать пищевые продукты, я, честно глядя таможеннику в глаза, задекларировала плитку шоколада и пачку печенья. Настроение поднялось у обоих.

Люди на первый взгляд мне очень понравились: такой доброжелательности я не встречала.

Красивая страна. Вокруг Вашингтона – лес, лес и лес с окошками озер и ленточками речек. Частные дома стоят негусто. Сижу и жду пересадки в Сан-Франциско. Еще 3. 5 часа.

9 вечера, кафешки и магазины аэропорта работают. Меня очень порадовал набор книг, которые можно купить в дорогу: любовные романы, детективы типа «мечта киллера», псевдопсихологические пособия («10 советов лидеру») и различные адаптированные сектантские издания Библии. Мыслительные процессы включать вовсе не нужно. Интернет – 3. 50, не хочу.

Час ночи (в Париже уже 10 утра). Сижу в аэропорту Сан-Франциско. Ждать пересадки мне еще целых 8 часов. Зала ожидания нет, отеля при аэропорту тоже нет, из предвылетной области меня выгнали. В аэропорту одни уборщики да охранники. Почти все перекрыто, сижу на галерее на третьем этаже в пустом кафе. Жутковато. Не первый раз за сегодня приходят на память «Лангольеры» Стивена Кинга.

Когда летели через материк, внизу было черно-черно, ни одного огонька, только звезды над крылом. Казалось, что весь мир куда-то исчез, остался только наш самолет. Эрбус А 320 совсем малюсенький по сравнению с тем монстром, который пересекает Атлантику. Ночной Сан-Франциско с воздуха похож на симметричную относительно главной диагонали матрицу, представленную в градациях яркости (какое поэтическое сравнение!).

Все что можно было прочитать, прочитано (включая распечатанные статьи), поэтому от нечего делать конспектирую все происходящее подробно. В аэропорту холодно, я в цветных носках и шарфе (и как я догадалась вынуть их из сумки?). Если так пойдет дальше, все деньги пропью. На горячий кофе. Кстати, мерзость порядочная, не знаю, как можно получить такой потрясающий вкусовой эффект. Зато спать совершенно не хочется. А дома сейчас уже обед…

Кроме меня, на этаже уже четыре человека. Кто-то даже похрапывает. Уютно так. Интересно следить за тем, как аэропорт готовится к новому дню. Половина четвертого утра, уборщики моют полы, к терминалам привозят свежие газеты, их на всякий случай прогоняют через рентген. Призраки сменяются живыми людьми, слышны голоса, кто-то из охранников слушает музыку. Никогда бы не подумала, что ночной аэропорт так романтичен.

Привет Гавайи! Вчера приехала уставшая, и невиданная прежде роскошь отеля произвела на меня удручающее впечатление вплоть до «я не могу жить в такой обстановке!». Сегодня мир волшебно прекрасен.

При подлете к Гавайским островам из туч вынырнула верхушка черной горы. Сразу же после приземления пассажиры двинулись на выход. Высыпаем прямо на взлетно-посадочное поле (ни автобуса, ни хобота к терминалу) и по нему топаем к группке бунгало. Тепло, как в духовке. При ближайшем рассмотрении бунгало оказываются навесами, гордо именуемыми интернациональным аэропортом и снабженные всеми приличествующими табличками («Baggage claime», «Departure…»).

Забираю свою сумку и спрашиваю у явно местной (темноволосой, смуглой, с миндалевидным разрезом глаз и в цветочной гирлянде) девушке, где я могу купить билет на шаттл к отелю. Ее мой вопрос удивляет; оказывается, шаттл нужно было резервировать, но я могу примкнуть к любой группе. Проезд на такси стоит 60 долларов. Жду около получаса, после чего гружусь в микроавтобус вместе с 8 американцами.

Вдоль дороги покуда хватает глаз расстилается поле покореженного асфальта. Наш водитель объясняет, что пол-острова залито лавой после извержения 1975 года, а на другой половине есть буйная растительность. Пейзаж инопланетный. Наконец мы въехали в пальмовую рощу. Отели здесь представляют собой маленькие деревушки, из которых деться особо некуда (можно, правда, взять машину напрокат).

Сразу же на входе я теряю ощущение реальности: повсюду вазы с цветами, какие-то статуи, хрустальные люстры. Окончательно меня добил метровый сине-зеленый попугай, кувыркающийся на кольце, ни к чему не привязанный и хрипло каркающий. Иду к своему комплексу по открытому коридору вдоль канала. По каналу проплывают лодки, служащие внутридеревенским средством сообщения.

В самом коридоре оборудован музей с гобеленами, статуями слонов и Будды. Во внутреннем дворике «Королевской башни» (там меня поселили) посреди зарослей шумит фонтан со скульптурами в версальском стиле. В комнате деревянная мебель и две односпальные кровати (наш двуспальный диван уже). С балкона виден океан.

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *